?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

"Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года"

Любая уважающая себя программа строительства флота нужна лишь для фиксации ответов на следующие вопросы:

Мы строим ...

а) Для чего?
б) В какие сроки?
в) Что именно?
г) Сколько?

Данная программа даёт однозначный ответ лишь на вопрос б). До 2030 года.

По вопросу а) даётся ответ "нанесение неприемлимого ущерба противнику", что лишь порождает очевидный вопрос: "какой именно ущерб считать неприемлимым?"

Из конкретного, по в) имеется: "ракетные подводные лодки стратегического назначения" и "высокоточные крылатые ракеты большой дальности". Следует ли это понимать как то, что подводные лодки стратегического назначения с баллистическими ракетами не могут выполнять задачу нанесения неприемлимого ущерба? Текущий стратегический потенциал СЯС вообще и флота в частности близок к нулю?

Ну и г). Вообще ничего, кроме самых общих фраз из разряда "сбалансированный состав" и "высокий уровень потенциала". Не указывается ни необходимый состав флота, ни число кораблей к постройке, ни состав арсенала ракет.

По совокупности - самая бестолковая программа строительства флота в российской истории. Ценность для последней заключается лишь в обозначенном желании принять участие в начавшейся очередной гонке морских вооружений и задекларированных интересах РФ в области добычи и транспортировки ресурсов. Ну и ещё транснациональные террористы в качестве глобального фактора силы.
Давно хотел написать про РЯВ, но как-то руки не доходили. Теперь появилось время и повод - Елизавета II нездорова.

Материал состоит из двух частей: посвященной дипломатической части и, собственно, военной. Предупреждение: единственное место, где используются слова и фразы "ливень фугасов", "шимоза", "перегрузили углём", "сами себя утопили" - это данное предложение. Вас предупредили.

Текст. Много текста. Очень много текста. Внимательно посмотрите на картинку и подумайте, нужно ли вам столько текста.Collapse )
tumblr_obe04vQfRU1sx7fz8o3_1280.jpg
Сохраняем на память.

"Нет никакого смысла вести споры с человеком, на которого ты будешь совершенно индифферентно смотреть сквозь прицел."

"виноваты все, кто не вышел на площадь"

"Как-то на закрытом уже форуме долго и аккуратно подводил одного знакомого к признанию того, что он готов ради своих дурацких социалистических идей приставить мне к виску револьвер."

Насколько я понял весь этот поток сознания, для vit_r главный недостаток великороссов заключается как раз в этом - когда наш сломленный защитник цивилизационных ценностей индифферентно смотрит через прицел на непричастных, они готовы вернуть этот взгляд уже через свой прицел и даже глаза не отводят.

Тут уместно вспомнить летнюю кампанию на Донбассе - доблестные евроукраинские soldaten ехали на Vostok, охотиться на watnik, согласно инструкциям из учебных фильмов "Рембо", "Взвод" и "Апокалипсис сегодня", но всё пошло не по плану. Почему-то вместо толп безоружных watnik, волнами накатывающих на пулемёты или разбегающихся от одного звука вертолета, рядом с soldaten стали свистеть пули, затем мины и, наконец, снаряды и ракеты. Стрельба становилась всё чаще и вдруг первый раз прозвучало это страшное слово Der Kessel - его сказал какой-то немец, вспомнивший рассказы деда. Затем пришлось бросить пулемёт и начать бежать среди таких же крестоносцев-неудачников до первых звуков непонятной речи, в которой наиболее часто звучало fritz zdavaysya. Потом всех согнали в кучу и вокруг ходили страшные russkies в papaha, которые угрожали сослать всех в Sibir, восстанавливать Gulag.

На этом месте материал немецкого телевидения закончился. Он явно заслуживал названия "Братство Котла".



Ну и после фразы "поверьте человеку, который эту систему в себе ломал" обязательно нужно было ставить вот эту картинку:

ste.jpg

Иначе образ не завершён.

Stephen: I count six shots, nigger.
Django: [pulls out a second revolver] I count two guns, nigger.
1202248284_01.jpg

Если ограничиться рамками флотофильского рунета, то в том, что касается мифотворчества, ничто не сможет сравниться с Цусимой. Само-собой, данные мифы вызваны к жизни не сложностью вопроса, а последствиями события. Даже появился термин "Цусимский синдром". Но это уже представляет интерес скорее для психоаналитиков. В отношении же реальных механизмов событий практически всё уже было сказано век назад. Но, судя по непрекращающемуся воспроизводству мифов, от повторения хуже не станет.

Данная тема будет состоять преимущественно из цитат, а я ограничусь лишь минимально необходимыми пояснениями.

[Ещё одна стена текста. И опять ни слова про Украину.]Прежде всего следует помнить, что цусимское сражение было артиллерийским. Торпеды были использованы лишь в фазе преследования и потому не могут считаться решающим фактором. В связи с чем, имеет смысл сконцетрировать внимание именно на вопросах артиллерии и обратить внимание на понимание ситуации самим командующим 2-ой Тихоокеанской Эскадрой.

Приказ № 29 от 10 января 1905 года.

"Если Бог благословит встречей с неприятелем в бою, то надо беречь боевые запасы - не бросать их без толку.
Сигналом будет указан номер неприятельского корабля, по счету от головного в кильватере или от правого фланга во фронте. На этом номере следует сосредотачивать по возможности огонь всего отряда.
Если сигнала не будет, то, следуя флагманскому кораблю, сосредотачивается огонь, по возможности, на головном или на флагманском корабле неприятеля.
Сигналом же может быть намечен и слабый корабль, чтобы легче достигнуть результата и произвести замешательство.
Так например при сближении встречными курсами и после сосредоточения огня на головном может быть указан номер на который должно быть направлено действие всей артиллерией первого (головного) отряда эскадры, тогда как второму отряду предоставлено будет продолжать действовать по первоначально избранной цели.
Во всех случаях, если расстояние более 30 кабельтов, не следует открывать огонь всем вдруг: так нельзя пристреляться, нельзя отличать где падают снаряды.
Пусть начинает пристрелку на большие дистанции всегда головной на встречных курсах и концевой на курсах, направленных в одну сторону, если они ближе к неприятелю, но пусть не медлят показать расстояние и отклонение целика 6" орудий, как скоро начнет класть близко снаряды.
Исходя из показанных данных, прочие корабли эскадры получат возможность стрелять более правильно и более осмысленно, чем если б все сразу начали бросать снаряды.
Показать следует одновременно и флажным сигналом и по семафору.
Семафорные сигналы должны быть передаваемы по линии без малейшего промедления."
_________

Невооруженным глазом заметно, что приказ написан с полным пониманием сути дела, что и не удивительно, ведь Рожественский как раз и был профессиональным артиллеристом. Но именно в этом приказе присутствует тот гвоздь, отсутствие которого решило если и не всё, то очень многое. Отлично понимая проблемы, возникающие при концетрации огня нескольких кораблей по одной цели, Рожественский не сделал ничего для предотвращения самой ситуации или, как минимум, не дал инструкций на случай её возникновения. Как обычно это бывает, несовершенство приказа попало в богатую почву - слабоподготовленные и необстрелянные команды.
_________

Приказ №170
Индийский океан, 21 марта 1905 года.

"Прошу Гг Судовых Командиров ежедневно повторять наставления офицерам и комендорам о необходимости крайне осмотрительного и толкового расходования боевых запасов при встрече с неприятелем.
Прошу разъяснять им, что бестолковое бросание дождя недолетающих и перелетающих снарядов только веселит противника и служит ему наглядным поучением, как не надо стрелять; а потому чем более несдержанно, чем более необдуманно мы стреляем, тем большим поражением повергаем самих себя.
Прошу ежедневно внушать офицерам и комендорам, что заряжать надо быстро, а наводить очень тщательно. Пусть помнят однако, что самая тонкая и самая тщательная наводка бессмысленна, если установка прицела не верна: каждый комендор должен знать, куда легли снаряды последних выстрелов из соседних орудий и ждать соответствующей поправки прицела.
Прошу прочитать этот приказ в присутствии офицеров и комендоров, но не ограничиваться этим чтением, а неприменно ежедневно собирать их для подтверждения требования и для разъяснения важности неторопливой и осмысленной стрельбы."
________

Прекрасные, ценнейшие мысли, у которых есть одна существенная проблема - в условиях психологического стресса, у впервые попавших под обстрел комендоров, мгновенно улетучивается вся рассудочная деятельность и они начинают лупить по супостату, забыв о приказах. Мандраж офицеров тоже никуда не исчезает.
________

Приказ №192
Бухта Камранг, от 5 апреля 1905 года.

"Боевой опыт указал, что сигнальные фалы рвутся очень легко и обыкновенно в начале сражения.
Ручной семафор остается единственным средством сигнализации.
Семафорное дело на эскадре очень дурно.
Поэтому для эволюционных сигналов в бою предлагаю немедленно завести легкие черные доски или железные листы размерами 5 фут на 4 фута.
Доски эти или листы иметь одну на переднем мостике, обращенную к переднему мателоту, другую на заднем, обращенную к заднему. При досках должно иметь мел для надписей и губки для стирания оных.
На досках будут писать простейшие эволюционные сигналы так:
(4 П) Повернуть всем вдруг на 4R вправо.
(Л 4) Повернуть всем вдруг на 4R влево.
(8 П) Повернуть всем вдруг на 8R вправо.
(Л 8) Повернуть всем вдруг на 8R влево.
Соответственно () или () будут обозначать: повернуть всем вдруг на 2; на 3; на 5; на 6 румбов вправо или влево.
Но всегда надписи будут делаться так, чтобы буква П стояла вправо от цифры, а буква Л влево, чтобы одна не могла быть принята за другую.
Когда на Флагманском или головном корабле доска будет опущена или иным способом спрятана - это будет означать спуск сигнала и момент начала маневра.
Одновременно должны быть убираемы все доски на кораблях линии, причем между передними и задними досками корабля для одновременной их уборки должен быть сильный рупор, слышимый во время стрельбы или иное надежное средство сообщения.
Завтра 6-го апреля предлагается испытать употребление этих досок."
________

"Семафорное дело на эскадре очень дурно" - пожалуй это всё, что нужно было сказать об идее передачи параметров стрельбы с помощью семафоров.
________

Приказ №237
Китайское море, апреля 27-го дня 1905 года.

"Сличение дальномеров, произведенное сегодня после полудня по крейсеру "Урал", приближавшемуся к эскадре со скоростью десять узлов, дало следующие результаты:
Броненосец "Князь Суворов" в 12 час. 50 мин. показал 95 каб., в 1 ч. 5 м. - 69 каб., что дало скорость "Урала" 10,4 уз.
Броненосец "Император Александр III" в 12 час. 50 мин. показал 100 каб., в 1 час. 5 мин. - 67 каб., что дало скорость "Урала" 13,2 уз.
Броненосец "Бородино" в 12 час. 50 мин. показал 88 каб., в 1 час. 5 мин. - 70 каб., что дало скорость "Урала" 15,2 уз.
Броненосец "Орел" в 12 час. 50 мин. показал 100 каб., в 1 час 5 мин. - 56 каб., что дало скорость "Урала" 17,6 уз.
Броненосец "Ослябя" в 12 час. 50 мин. показал 86 каб., в 1 час. 5 мин. - 65 каб., что дало скорость "Урала" 8,8 уз.
Броненосец "Сисой Великий" в 12 час. 50 мин. показал 98 каб., в 1 час. 5 мин. - 68 каб., что дало скорость "Урала" 12 уз.
Броненосец "Наварин" в 12 час. 50 мин. показал 110 каб., в 1 час 5 мин. - 78 каб., что дало скорость "Урала" 12,8 уз.
Крейсер I ранга "Адмирал Нахимов" в 12 час. 50 мин. показал 100 каб., в 1 час 5 мин. - 85 каб., что дало скорость "Урала" 6 уз.
Из приведенных данных и из всех прочих показаний видно, что кроме, броненосцев "Князь Суворов" и "Сисой Великий", на судах эскадры накануне боя дальномерное дело находится в крайнем небрежении. Особенно выделились неисправностью инструментов и неумением пользоваться ими "Орел", "Адмирал Нахимов" и "Бородино".
Прошу Командиров судов и ведающих делом офицеров опомниться и воспользоваться оставшимися часами для водворения порядка."
________

В предыдущем тексте я указывал на проблемы, возникающие со стрельбой в условиях быстро меняющейся дистанции. Тут они показаны наглядно. Оценки скорости цели плавают в два раза. Что самое ужасное, наихудшие показатели у современнейших кораблей. "Адмирал Нахимов" малоинтересен.
________


Теперь, поняв замысел, следует посмотреть на исполнение. Обратимся к показаниям офицеров.

Показания флагманского минного офицера лейтенанта Леонтьева.

suvorov1.jpg

suvorov2.jpg

Флагман полностью утратил связь с эскадрой в самом начале боя. Телеграфы, семафоры, флаги - всё. Если бы у него и была какая-то ценная информация о параметрах стрельбы, то передать он её не мог. Единственное, что получилось сделать - выдать номер цели.

Также, из показаний Флаг-Капитана Клапье-де-Колонга.

1 час 50 мин. Сделан первый выстрел с «Суворова» из левой 6" носовой башни на 32 каб. — по головному кораблю неприятеля, слева по носу на 4 румба, после чего наши суда открыли огонь.
2 часа пополудни. Повернули на два румба вправо — расстояние до головного японского 28 каб., по которому был сосредоточен по возможности огонь нашего I броненосного отряда. Казалось, что неприятель сосредоточил огонь на «Суворов» и «Ослябя».
После двух - трех недолетов и перелетов неприятель пристрелялся и быстрые, в большом числе, одно за другим, попадания, сосредоточились в носу и у боевой рубки «Суворова». Главным образом замечены снаряды крупных калибров, фугасные, дававшие при разрыве, очень много мелких осколков, громадное (все зажигающее) пламя и дым, иногда черный, иногда ярко желтый.
2 часа 11 мин. Ранило в боевой рубке — судового старшего артиллерийского офицера лейтенанта Владимирского — стоявшего у левого дальномера; он ушел на перевязку; дальномер Барра и Струда разбило, его заменили правым, и у него стал полковник К. Мор. Ар. Берсенев.
Не прошло и минуты, как осколком в голову убило полковника Берсенева; его заменил у дальномера нижний чин, дальномерщик.
2 часа 18 мин. В боевой рубке сбило 2-й и последний дальномер Барра и Струда.

28 минут и даже передавать уже было нечего. Корабль перестал существовать как эффективная артиллерийская платформа. Всё, что он мог делать с этого момента - принимать японские снаряды.

Показания старшего артиллерийского офицера "Орла" лейтенанта Шамшева.

orel2.jpg

orel1.jpg

Вот оно. Сам флагман пристрелялся и открыл огонь на поражение. Но для всех прочих кораблей возможности пристрелки были тем хуже, чем дальше они были от цели. В довершении всего, цель ещё и активно перемещалась по отношению к русским кораблям, что делало необходимость поправок обязательной, но крайне затруднительной в сложившихся условиях. Через некоторое время огонь был перенесён на другую цель, но затем уже и управление огнём на самом броненосце было нарушено.

orel3.jpg

Снова о том же, но видно, что огонь японцев не ограничивался одним-единственным флагманским кораблём отряда.

orel4.jpg

Первый выстрел "Суворовым" был произведён в 1 ч. 49 мин. "Орёл" вступил в дело немногим позднее, но уже спустя где-то час после начала боя старший артиллерист на замыкающем корабле первого отряда получает множественные ранения. Если вы умудрились прочесть текст про "Дредноут", то должны примерно представлять, задачи какой сложности решает подобный офицер. Как вы понимаете, ранения не способствуют эффективности в данном вопросе.

Показания младшего артиллерийского офицера "Орла" лейтенанта Рюмина.

orel5.jpg

Но дело не свелось к одному лишь старшему офицеру - один из двух младших, как раз и отвечавший за пристрелку, также был ранен и контужен спустя час после начала боя. Второй младший арт. офицер показаний не оставил в силу своей смерти.

orel6.jpg

И менее чем через час после начала боя корабль лишился дальномеров. Насколько хорошо могли определять дистанцию до противника его раненые и контуженные офицеры, которые находили под обстрелом - попробуйте догадаться.

orel7.jpg

Но даже при уцелевших дальномерах, централизованное управление огнём было нарушено в самом начале боя.

Ещё раз напомню, что речь идёт о концевом корабле первого отряда из четырёх самых современных кораблей. Спустя час после начала боя, флагманский "Суворов", вместе со своими элитными артиллеристами, потерял управление и вышел из строя, "Александр III" горел так, что мешал стрелять всем следующим за ним, об изначальном уровне артиллеристов "Бородино" и "Орла" говорят данные с дальномерных учений, но даже не смотря на это, всё управление огнём на последнем нарушено по причине ранений артиллерийских офицеров, а также выходе из строя дальномеров и приборов управления огнём. Хотя корабль даже и не подвергался концетрированному огню вплоть до самого конца боя. С учётом того, что за этот же час на дно отправился и флагман второго отряда - "Ослябя", получается удивительная вещь - с точки зрения прошедшего времени, сражение только началось, но с точки зрения артиллерийской дуэли оно уже закончилось. Все современные корабли эскадры утратили наступательные возможности и могли только лишь продолжать принимать снаряды.

Можно посмотреть на это с другой стороны.

Концетрированный огонь по "Микасе" длился примерно пятнадцать минут - количество попаданий в неё за это время больше чем за все остальные часы боя. После чего японский флагман и следующие за ним броненосцы заняли слабопростреливаемую позицию в голове русской колонны и начали методичный расстрел её головных кораблей. Русские же корабли перенесли огонь на более удобные цели - в следующие минут сорок, оказавшиеся против русских броненосцев японские броненосные крейсера наполучали большое число снарядов. Но затем эффективность русского огня катастрофически падает и в оставшиеся два часа боя (чистое время огневого контакта) они добиваются примерно такого же числа попаданий, как в первые пятнадцать минут. То есть отлично видно, что всё было решено в первый час, а всё прочее было весьма односторонним процессом добивания.

Вернёмся теперь в начало. В чём именно заключалась ошибка Рожественского? В том, что отлично понимая сложности организации концетрированного огня всей эскадрой по одной цели и зная, что дело предстоит иметь против более подвижного противника, он не сделал ничего, чтобы нивелировать неизбежные сложности. Как результат, в первые, и очень важные, пятнадцать минут, большая часть русских кораблей стреляла в молоко в полном соответствии с представлениями самого Рожественского. Наиболее вероятно, что основная масса попаданий по "Микасе" в это время - дело рук артиллеристов "Суворова" и "Александра III", успевших пристреляться до того, как всё смешалось. Затем, "естественным путём" огонь был перенесён на более удобные цели, но утратил концетрацию. Хуже того, основные японские корабли фактически вообще перестали подвергаться огневому воздействию и действовали как на учениях. Как результат - полная дезорганизация русской артиллерии к концу первой фазы боя.

Можно ли сказать, что у японцев дело было организовано лучше? В каком-то смысле - да, лучше. Но не в последнюю очередь это было связано с обстрелянностью японских команд, для которых приказ Того об экономии снарядов стал не пустым звуком и они действительно стреляли только наверняка, не стесняясь переносить огонь на другие цели, в случае если основная скрывалась за дымом и всплесками - всё это заметно по очень скромному расходу снарядов и выгодно отличается от сражения в Жёлтом море. Сам по себе приказ также подразумевал концетрацию огня по двум флагманам - "Суворову" и "Ослябе", что упростило задачу прицельной стрельбы большого числа кораблей, сходу ополовинивая число желающих пострелять по одной цели. Также сыграло свою роль четкое отнесение среднего калибра ко вспомогательному в смысле приоритетов в ведении огня - стрельбой из 6" пушек старались не мешать главному калибру. Но вот что касается обучения японских наводчиков по секретным техникам цакута-дзэн и тому подобном вещам, то всё это можно рассматривать только в качестве наработок для аниме. Японцы воевали на английских кораблях, с английскими пушками и по английским методикам стрельбы.

Тут неизбежно следует вопрос о матчасти - снаряды, броня, проекты кораблей. Вся эта занимательная матчасть оказалась глубоко вторичным фактором и не заслуживает особого рассмотрения кроме как в рамках истории инженерного дела.

В завершении следует отметить, что всё Цусимское сражение само по себе также послужило знатным "гвоздём", проблемы с которым имели очень далеко идущие последствия. Само-собой, всё это выходит за рамки данного текста.

Tags:

Fear God and Dread Nought.

WNBR_12-45_mk10_Dreadnought_turret_pic.jpg

"The most advanced thinkers in the Navy and those having the greatest personal experience at sea have come to the conclusion that the battleship is really dead. No one need fight a battleship except with submarine boats or destroyers, and the sole function of battleships in future wars is to be sunk. They can defend nothing day or night with any certainty."

John Arbuthnot "Jacky" Fisher



Одним из наиболее популярных кораблей индустриальной эпохи является "Дредноут", имя которого стало нарицательным. Как это обычно бывает, вокруг него выросла занимательная мифология, ключевые положения которой - что есть дредноут, а что нет, мне и хотелось бы рассмотреть здесь более подробно.
[В нижеследующей стене текста нет ни слова про Украину. Честно.]

Часть I. Броня и снаряд.

Первое, что необходимо понимать в данном вопросе это его механика. Бой кораблей в море сводится к обмену энергией, которая уходит на механическое разрушение конструкции. В стародавние времена мощность залпа была скромна и даже деревянные корабли обладали запасом прочности, позволявшим им вести затяжной бой и, при удаче, сводить его к рукопашной схватке между командами. Время шло, росла мощность залпа и наступил момент, когда боевая устойчивость стала неприемлемой даже у крупнейших деревянных кораблей. Возникшая потребность в более прочных конструкционных материалах была удовлетворена бурно развивающейся металлургической промышленностью. Устойчивость кораблей к повреждениям стала прямо зависеть от способности поглощать и отражать входящую энергию снарядов при помощи брони. В случае, если она пробивалась, ситуация сводилось к известной и неприемлимой.

Именно это вывело извечное соревнование средств нападения и защиты на новый виток. Заложенный в 1859 году "Уорриор" нёс 4,5" железную броню и 8" пушки, первая защищала от ядер и бомб вторых. В 1867 году для уже нарезных пушек был принят чугунный бронебойный снаряд Паллисера, для которого подобная защита лишь срабатывала как взводящий экран, усугубляя заброневое действие. Сами пушки также становились мощнее. И вот уже спустя всего десять лет, в 1869-м, закладывается "Тандерер" с 12" пушками и броней в 12-14 дюймов. А в 1874 к нему присоединяется "Инфлексибл" с его двуслойной цитаделью, имеющей совокупную толщину железной брони в 24" и 16" орудиями. Данный корабль является венцом лобового противостояния брони и снаряда. Удельный вес единицы площади такой защиты уже не позволял прикрыть ей весь борт и речь шла лишь о защите жизненно важный частей. И на этом же корабле в башнях была использована сталь, предназначенная для разрушения вышеупомянутых бронебойных снарядов из чугуна. Но даже это не позволило сократить общую толщину металлических частей ниже 16-17". С соответствующим весом квадратного метра.

Как обычно бывает, если есть новый материал, в данном случае сталь, то он используется и для разрушения. Семидесятые годы девятнадцатого века ознаменовались также появлением множества вариантов стальных снарядов, самыми известными из которых стали производившиеся во Франции боеприпасы Хольтцера, долгое время служившие чем-то вроде эталона. Сложилась немного забавная ситуация, когда англичане делали сталежелезную защиту от собственных чугунных снарядов, отлично показавших себя в боях, а французы, их основной конкурент, обзаводились снарядами, превращавшими данную защиту в живописные руины.

4-range_th.png

Справа замечательный образец английской сталежелезной брони после попадания стальным бронебойным снарядом. Внешний слой оторван и разрушен. Слева стоят плиты из обычной и никелевой стали.

compaunddestroyed.jpg

И ещё одна замечательная иллюстрация того, как сталежелзная плита вела себя под огнём.

Юмор ситуации был в том, что она игнорировалась англичанами примерно десять лет и даже у самих французов, наблюдающих как их немезиды с упорством, заслуживающим лучшего применения, ставят и ставят подобную защиту на все новые корабли, сдавали нервы и они, решив, что англичане что-то знают, тоже обзавелись такой броней на некоторых кораблях. После чего англичане наконец-то провели полномасштабные испытания французских снарядов, ужаснулись и стали их выпускать самостоятельно, попутно подыскивая другие варианты брони. Данный пример важен как эталонный образец информационного лага между появлением изобретения и его внедрением, что во многом определяло характер развития конструкции кораблей в тот период. Имярек делает что-то хорошее, патентует это, начинает производство, публика оценивает продукт, это попадает в газеты и журналы, они расходятся по свету, об изобретении узнаёт Джон До, хлопает себя по лбу и использует изобретённое Имяреком в каких-то своих, обычно полностью противоестественных, целях. Представьте, что ответ на запрос в гугл занимает лет пять-десять и вы начнёте лучше понимать ту эпоху.

Также важно отметить, что именно в этот период явственно обозначилось качественное превосходство средств нападения над средствами защиты: утолщать броню было некуда, эквивалентная защищённость менялась мало, но прогресс в области металлургии способствовал как увеличению мощности орудий, так и эффективности их снарядов. Результатом чего стало облегчение орудий - на смену восьмидесятитонным 16" "Инфлексибла" с пробитием 23" железной брони на дистанции в 1000 ярдов, пришли шестидесятисемитонные 13,5", на той же дистанции пробивающие 28", а затем и сорокапятитонные 12", использующие новый, бездымный порох и пробивающие примерно столько же, сколько и предыдущие - 28,6". Прогресс в массовом совершенстве орудий главного калибра налицо. Но ладно там главный калибр, семитонное 6" орудие пробивало почти 15", что обессмысливало попытки защищать большую площадь даже от таких лёгких пушек. Хуже того, появление бездымного пороха позволило резко увеличить скорострельность артиллерии в связи с отсутствием необходимости прочищать канал ствола практически после каждого выстрела и исчезновением дымовой завесы, возникавшей при интенсивной стрельбе старых орудий. Именно тогда сформировалась точка зрения, согласно которой первичное значение получали скорострельные батареи умеренных калибров. Дополнительным аргументом, подкреплявшим её, стало появление нового средства поражения - торпеды, чрезвычайно лёгкого и мощного оружия, отлично подходящего для дешёвых носителей и создавшего потребность в защите от их массовых атак. И если на уже рассмотренном "Инфлексибле" в дополнение к четырём дульнозарядным монстрам стояло всего-лишь шесть вспомогательных пушек, то на строившихся параллельно с ним французских броненосцах устанавливали десятки стволов для защиты от этой новой угрозы, самими же французами и продвигаемой. Именно она со временем стала определяющей при создании концепции "Дредноута".

Но это будет потом, а пока история противостояния брони и снаряда не закончилась. Ответом на новый вызов со стороны средств поражения стал отказ от механически связанных стальной и железной плит в пользу монолитной, но гетерогенной плиты, поверхностный слой которой был исключительно прочен и способствовал разрушению снаряда. Самыми известными вариантами процессов создания такого слоя стали т.н. "гарвеевский" и "крупповский". Появившиеся и распространившиеся в девяностые годы девятнадцатого века, они стали финальными декорациями, в которых происходила заключительная стадия эволюции артиллерийских боевых кораблей. Резко возросшая массовая эффективность защиты позволила существенно поднять планку минимально необходимой для пробития брони мощности орудия, что привело к падению значимости только-только появившихся батарей скорострелок. Их совокупная мощность была весьма высока, но нейтрализовалась новой броней. Вторым фактором, усугубившим ситуацию, стало увеличение дистанций боя. Что требует особого рассмотрения.

Часть II. Цепи и шестерни.

Рост массы орудий обострил проблему их наведения. На среднестатистическом экземпляре годов эдак восьмидесятых это выглядело следующим образом: путём живописных жестов и коротких, но ёмких, красноречивых фраз, наводчик объяснял операторам приводов вертикального наведения, что именно им нужно проделать с оными приводами для подъёма ствола на требуемой угол. После чего, в такой же непринуждённой манере, следовали объяснения операторам приводов горизонтальной наводки относительно их роли и места в приведении установки на нужной угол горизонтального наведения. После чего, командир принимал успокоительное и начинал медитировать, используя вместо чёток шнур электрозапала. Целью медитации было достижение просветления при выходе корабля на ровный киль. Затем обычно следовало снарядоизвержение. Таким образом, от наводчика требовалось угадать в каком месте и в какое время окажется корабль-цель, после чего навести в эту предполагаемую точку орудие, а затем ловить момент, когда оно займёт нейтральную позицию и произвести выстрел. В связи с известным дефицитом мидихлорианов на нашей планете, способностей обычных людей обычно не хватало на чисто интуитивное решение задач подобной сложности. Потому их упрощали, сокращая дистанцию, заранее выставляя орудия на фиксированные углы, и разряжая их в упор. Таким незатейливым образом нейтрализовались как ошибки в предсказании местоположения цели, так и ошибки в наведении, благо инерционность и точность тогдашних приводов наведения оставляла желать много лучшего. Сами приводы появились не от хорошей жизни, ведь изменение положения пушки весом в десятки тонн путём ручных манипуляций было очень и очень медлительным, что лишь усугубляло сложность задачи предсказания места встречи снаряда и цели. Ах, да, в довершении всего, после выстрела наводка полностью сбивалась и всё нужно было повторять снова.

Думаю, теперь любовь тогдашних флотоводцев к перестрелкам на пистолетных дистанция стала более понятной.

Но была в этой любви одна тёмная сторона - торпеды. Угроза применения которых здорово нарушала сложившуюся идиллию грациозно маневрирующих броненосцев, ловящих момент для того, чтобы разрядить в своего оппонента несколько монструозных стволов. Что изменилось в механике прицеливания к концу девяностых годов девятнадцатого века? Приводы стали более мощными и точными, менее инерционными, упростилось управление ими за счёт вынесения органов управления непосредственно к месту наводчика. Но, в общем-то и всё. Всё также требовалось интуитивно предсказывать будущее местонахождение корабля-цели, выставлять орудие в соответствии с этим предсказанием и ловить момент ровного киля. Но так как желание стрелять с дистанции большей дистанции применения торпед, было весьма сильным, то появились новые методы организации стрельбы. Во Франции таковым стало использование орудия среднего калибра для нахождения дистанции до цели. После чего она сообщалась наводчикам тяжелых орудий, освобождая их от одной из проблем. В Англии сделали ставку на оптические дальномеры, решавшие сходную задачу (французские механические устройства оказались малопригодны на практике). Главным недостатком французского подхода была невозможность уточнения дистанции после того как вся эскадра начинала стрелять по выбранной цели - всплески от падений снарядов сливались в слаборазличимую кашу. Главным недостатком английского метода был человеческий и погодный факторы. В реальных условиях боя, оценка дистанции была весьма неточной. Увеличение дальномерной базы и количество измерений дистанции принципиально проблему решить не могло - неточность всегда имела место быть, и её приходилось выбирать, ориентируясь на всплески падений снарядов. Ну и самое главное, никакие методы не работали для случая быстро сближающихся кораблей. Все данные устаревали слишком быстро, поэтому движение в параллельных кильватерных колоннах было обязательным залогом хотя бы минимально успешной стрельбы на большие дистанции.

Само-собой, эти методы со временем нашли друг-друга - дальномеры определяли примерную дистанцию, а затем она уточнялась пристрелкой.

Но то была речь о тяжелых пушках. У лёгких же пушек было одно, но очень существенное, достоинство. Они были лёгкими. На практике это означало, что физических возможностей комендоров было достаточно для изменения углов наводки орудия со скоростью, обеспечивающей непрерывное удержание прицела на цели. Попросту говоря, наводчик(и) работал(и) как стабилизатор. Ловить момент ровного киля не требовалось - орудие было готово стрелять в любой момент. Именно эта возможность принципиально меняла характер стрельбы. Совокупность тяжелых орудий била вразнобой - для каждого наводчика момент стрельбы был свой, да и способность правильно его выбирать отличалась от человека к человеку. Поэтому в их случае просто имела место быть индивидуальная стрельба на заданную дистанцию. Лёгкие орудия могли работать совместно - получив информацию о предполагаемой дистанции, часть орудий могла дать залп с заведомым перелётом, часть с недолётом, очень быстро нейтрализуя неточность первоначальной оценки дальности. При этом, весь процесс отлично поддавался централизованному управлению одним человеком, которому не было необходимости гадать, залп какого комендора он сейчас наблюдает и насколько оный комендор обычно мажет. Снижалась роль человеческого фактора, создававшего одну из главных проблем - неопределённость определения верного момента для выстрела.

И да, со временем и эти способы нашли друг-друга - приводы тяжелых орудий стали настолько мощными и точными, что обеспечивали непрерывное наведение любых систем.

Теперь можно наконец перейти к виновнику торжества - "Дредноуту".

Часть III. Человек и пароход.

Джон Фишер был разносторонним человеком - специалистом как в артиллерии, так и в торпедном деле, не говоря уже о том, что являлся прекрасным организатором. За время своего продвижения к сияющим вершинам Роял Нэви, вокруг него образовалась команда прекрасных специалистов. И когда Британия почувствовала, что дело на континенте пахнет керосином, данной команде был дан зелёный свет. С единственным условием - линкоры должны быть. Не сказать, что это обрадовало Фишера, не преминувшего встать в позу Д'Артаньяна:

‘Now battleships could be sunk by torpedo craft, surface and sub-surface. What was the use of the battleship therefore, he asked. The answer was clear: ‘none… if battleships have no function that first class cruisers cannot fulfil they are useless to the enemy and do not need to be bought’.

‘At the present moment naval experience is not sufficiently ripe to abolish totally the building of battleships so long as other countries do not do so.’

Но прежде всего он был человеком лояльным, поэтому занялся строительством нового флота. С нуля. Из линкоров. И не только.

Именно благодаря тому, что Фишер был как артоманом, так и торпедоманом, он отталкивался от необходимости действий артиллерийского корабля на поле боя, насыщенном носителями торпед. Что привело его к мысли об ограничении минимальной дистанции стрельбы - это и было фундаментальное решение, определившее всё. На момент проработки вариантов будущего "Дредноута" уже было известно о появлении гироскопов в системах наведения торпед и о неизбежных последствиях этого нововведения в виде роста дальности их стрельбы. С учётом минимально необходимого времени реакции на атаку миноносцев величина безопасной дистанции составила 5000-6000 ярдов. Что сразу же, на корню, убило все предыдущие наработки, базирующиеся на концепции незначительного увеличения среднего калибра - на таких дистанциях он был практически бесполезен даже против сравнительно тонкой брони. Никаких сближений на дистанцию применения лёгких пушек не подразумевалось - там уже работали торпеды. Фактически выбор свёлся к 10" и 12" пушкам, из которых была выбрана самая мощная. Повышенная скорость появилась как попытка хоть как-то приблизить линкор к крейсерам.

"But this new battleship now proposed will not only be a battleship but a first class cruiser superior to any but the very latest, hence for years to come she will be useful since whether battleships are or are not used in the future her speed will always make her of the greatest value."

Вот как бы и всё. Если знать про все части мозаики, то решение выглядит само-собой разумеющимся.

Часть IV. Заключение.

Что обусловило Дредноут именно как прародителя новой схемы кораблей? Стабилизация на фронте борьбы средств нападения и защиты. В качестве противодействия поверхностно упрочнённой броне появились снаряды с бронебойными наконечниками, которые в эпоху "Дредноута" делали из сравнительно мягкого металла и которые предназначались для разрушения прочного слоя бронеплиты. Но данное нововведение не было революционным, а лишь уточнило соотношение эффективностей щита и меча. Оно и так было в пользу второго. Стало несколько более выраженным. Но куда важнее, что отныне ключевым элементом защиты стала дистанция. Энергия снаряда расходовалась на преодоление километров воздуха, вероятность попадания снижалась, что и обеспечивало потребную боевую устойчивость линкоров без необходимости снова возвращаться к броне предельной толщины (и минимальной площади). Дешевые и простые средства, вроде среднего калибра и торпед, были нейтрализованы именно возросшими расстояниями боя. Отсюда же следует, что появление самолёта-торпедоносца, способного сократить дистанцию, напрочь убивало концепцию "дредноута" даже безо всех прочих факторов.

Мог ли "Дредноут" появиться раньше? Полностью бессмысленный вопрос. Раньше не было никаких ограничений на минимальную дистанцию стрельбы. Корабли оснащали таранами и не боялись ими воспользоваться. Даже абордажи пытались проводить. Французы с гордостью указывали для своих пушек величину пробиваемой брони у дульного среза и все считали это нормальным. Минимальная дистанция стремится к нулю => пушки даже минимальных калибров сохраняют свою полезность => нет смысла строить корабль вокруг конкретного калибра, имеет значение только совокупная огневая производительность.

Дредноуты против линкоров с промежуточным калибром. Линкоры линкорам рознь. Английские "Кинг Эдуард" появились лишь постольку, поскольку готового проекта нового корабля не было, а программа судостроения подразумевала закладку здесь и сейчас. Что-бы хоть как-то усилить корабль, поставили простенькие установки с 9,2" пушками и всё. Бессмысленность последовавшего за этим "Нельсона", точно также закладывавшегося в условиях дефицита времени, была самоочевидной - если всё равно ставить тяжелые пушки, то размениваться на мелочи ни к чему. Эти корабли послужили донорами башен главного калибра для "Дредноута" и это самое лучшее, что в них было.

"Дантон" - а вот тут не всё так однозначно. После внезапного исчезновения русского флота на Дальнем Востоке, французский план континентальной коалиции трёх держав пошёл прахом и они предпочли сдаться англичанам без боя. Их основным противником стал австрийский и, отчасти, немецкий флот. но дело в том, что к моменту завершения проектирования и закладки "дантонов" этот самый австрийский флот был представлен игрушечными корабликами с 240-мм пушками главного калибра. На их фоне 240-мм "промежуточный" калибр "дантонов" был не таким уж и промежуточным. Да и на фоне любого из немецких броненосцев (вес "промежуточного" 240-мм снаряда - 220 кг, вес немецкого "главного" 280-мм - 240-кг). То есть французы сделали весьма удачные корабли для своей средиземноморской песочницы. Педофилы... Гм.

"Андрей Первозванный", "Евстафий" - русская 203-мм пушка была разновидностью идеи тяжелой скорострелки. Слишком слаба для серьёзных целей. На "Кинг Эдуарде" первоначально вместо 234-мм хотели ставить пару 190-мм, которые по мощности практически эквивалентны русской 203-мм. Но сочли слишком малохольными ещё тогда. Цели для пушек одни и те же. Так что "Андрей" скорее обычный броненосец, без изысков, не считая постцусимского синдрома.

Итальянские Регины Маргариты и Елены. Опять 203-мм. Только без постцусимского синдрома.

Австро-венгерские "Радецкие". К их сожалению, французские броненосцы были отнюдь не игрушечными. Зачем такие корабли были нужны австриякам - неясно. Тот самый случай, когда близкие по замыслу корабли (сравнительно с "дантонами") оказываются очень различными по возможностям в силу различных условий применения.

Японская "Касима". Опять "Эдуард", только с 10". Главная "проблема" японцев - после исчезновения русского флота им просто не с кем было воевать. Сферические корабли для борьбы с вакуумом. "Сатсума", "Аки" - больше десятидюймовок богу десятидюймовок! Очень актуальные корабли для средиземноморского ТВД. Жаль до него плыть было далеко.

"Сетсу" - единственное, почему я упоминаю этот проект, это популярное мнение, касающееся всех "промежуточных" кораблей, дескать, корректировать огонь смешанных калибров было сложно. Поэтому это ненастоящие "дредноуты".

Следите за руками. Когда самый, что ни на есть, настоящий "Дредноут" вышел на свои первые стрельбы, то он стрелял по следующей схеме:

Пристреливался одной 12" пушкой, а затем давал залп из всех стволов. Второй полной залп дать не смог - корабль раскачивался от первого и часть орудий вынужденно пропустили выстрел. Это та самая стрельба на заданную дистанцию о которой я говорил выше. Никто там в рамках залпа не разбирал калибры и прочие мелочи жизни. Мнение о конфликте калибров возникло тогда, когда англичане пытались корректировать огонь отдельных башен. Для каждой нужен был свой пост наблюдения и управления огнём. Для двух башен их можно было организовать, а для большего числа - нет. Поэтому все эти промежуточные башни рассматривались как бедные родственники, путающиеся под ногами и создающие ненужный ажиотаж. Но для стрельбы по схеме "Дредноута" это не играет никакой роли, т.к. огонь отдельных башен и не корректировался. Приводы же для тяжелых орудий, обеспечивающие непрерывное наведение, появились лишь спустя несколько лет после ввода в строй "Дредноута". Так что лишь первые линейные крейсера и последние английские 12" дредноуты обладали ими с рождения, имея возможность стрелять по каким-то другим схемам. Поэтому "Сетсу" это обычный "дредноут", без изысков.

Такие дела.
yakumoyukaritouhouwindm.jpg

Текучка.

События на Украине и без того превращающиеся в информационную кашу, начали повторяться, демонстрируя исчерпание фантазии сценаристов. В связи с чем хотелось бы зафиксировать пару-тройку второстепенных выводов, которые уже не изменятся вне зависимости от развития событий.

1. Благодаря им, я, как и многие другие жители РФ, с удивлением узнал о существовании Киселёва, да и вообще российской пропагандистской машины, работу которой высоко оценили потребители с той стороны. Соглашусь с данной оценкой - мемы рождались и распространялись весьма профессионально, хотя и в малом количестве. Награждение работников СМИ было вполне заслуженным. Остаётся лишь сожаление, что конфликт вышел из рамок чисто информационного.

2. Два одиночества снова нашли друг-друга: авиация, ориентированная преимущественно на применение неуправляемого оружия и ПВО, ориентированное на противодействие такой авиации. ПВО победило с разгромным счётом. Опыт войны Судного дня подтверждён, но теперь уже на уровне используемых средств "полк-дивизия" (это если положить, что Буки кого-то сбили, иначе потолком будет уровень полка). Лишний раз продемонстрирована тупиковость развития классической авиации, приведшая к снижению её численности, увеличению стоимости и цикла производства самолёта. Если в развитии систем разведки не произойдёт прорыва, обеспечивающего возможность пилота самостоятельно обнаруживать любые наземные цели на дистанциях в десятки километров, то переход к беспилотной ударной авиации неизбежен. Нынешние "грузовики для УАБ" несут в себе слишком много лишнего.

3. Хотелось бы услышать мнение членов секты свидетелей аддитивных технологий о перспективах организации индивидуальной и коллективной безопасности в условиях, сходных с нынешними украинскими. Когда очередная группа наёмников неопределённой аффиляции решит устроить в вашем городе или чудо-эко-посёлке реалити-шоу "Война без границ", то каковой видится роль бытового 3Д-принтера в данном процессе?

3б. Что касается моего мнения по данному вопросу, то я считаю, что отчетливо продемонстрирована полнейшая беспомощность малочисленных и слабоорганизованных коллективов. В таких условиях, понятие "безопасность" начинается от артиллерийских и зенитных систем с дальностью не менее 15-20 километров. А личное стрелковое оружие, особенно короткоствольное, особенно пластиковое, служит лишь для самоуспокоения и возможности быстро прекратить страдания. Что приводит к следующему немного парадоксальному выводу - регуляция его оборота не имеет практического смысла кроме как из экономических соображений.

3в. В своё время ознакомился со сверхценной идеей о том, что классические СИЗ могут изменить характер войны - оснащённые ими бойцы, за счёт возросшей боевой устойчивости, получат существенное превосходство и начнут разгонять варварские орды аки рыцари крестьян. Надеюсь, что лицезрение многочисленных фотографий человеческих останков вида "практически целые бронежилет и каска как упаковка для растерзанной и обгорелой плоти" поможет автору данной идеи осознать её фундаментальную ошибочность.

Tags:

Я люблю линкоры.

И когда этот кризис будет позад... Извиняюсь, не та речь.

Ну так вот, хотелось бы немного поговорить о линкорах, обществе и технике.

К середине 19-го века, ключевая роль основных боевых кораблей флота сводилась к ближней блокаде портов, плавно переходящей в осаду и штурм. Крейсерская война это война собаки за сено и успехи в ней плохо транслируются в успех войны большой. Поэтому апофеозом действий флота было окружить порт, войти в него, утопить всё, что плавает, заткнуть всех несогласных на берегу, чем обеспечить высадку десанта и его последующее снабжение. Да, топить корабли противника в открытом море может и проще, но всего последующего это не отменяет. Поэтому флотоводцы шли в порты и побеждали.

Начало индустриализации поначалу мало что изменило - первые бои броненосных кораблей проходили именно по таким сценариям. Конечно, положение несколько осложнялось тем, что никто не понимал, что собственно происходит и какие нужны корабли для выполнения указанных задач. Но тут англичанам надоел весь этот бардак и они решили его возглавить, начав производство однообразных кораблей. На стороне Англии было подавляющее промышленное превосходство над всеми своими потенциальными противниками, поэтому там, не мудрствуя лукаво, решили просто сделать большие, хорошие корабли. Которые по огневой мощи и защите не уступал бы лучшим кораблям береговой обороны, а по автономности превосходил их. И сделали их. И сделали их много. Хорошо быть здоровым и богатым.

Что англичане не учли, так это реалий технического прогресса. Первой такой реалией был рост точности обработки изделий, который привёл к возможности организации поточной сборки из взаимозаменямых деталей. Применительно к морскому делу это означало возможность массового производства минно-торпедного вооружения. Действительно массового. Что означало возможность воспрещения действий крупных кораблей в прибрежных районах. Нельзя сказать, что этого никто не понимал. Понимали. Сущность кризиса заключалась в необходимости ведения наступательных действий. Да, можно наглухо закрыть свои порты, но для выигрыша войны требуется раскупорить порты противника. Сущность конфликта сторонников малого и большого флотов именно отсюда и проистекала. Горячие головы "молодой школы" собирались решать все проблемы средствами, малопригодными для наступления, на что им справедливо указывали сторонники обычного флота. Политикам это вообще было малоинтересно и гонка вооружений шла своим чередом. По мере её разрастания, строительство линкоров начало принимать рекурсивный характер - линкоры строились для борьбы с другими линкорами.

И тут нужно вспомнить о второй реалии технического прогресса - он развивался от малых масштабов к большим. Проще пояснить это на примере. На границе 19-го и 20-го веков началось производство электростали, обладавшей преимуществами перед сталью, производимой другими способами. Но был нюанс, емкость электропечей была сравнительно небольшой и если создание отливок, пригодных для изготовления моноблочных стволов пушек умеренны калибров или, скажем, снарядов, проблем не составляло, то крупные бронеплиты и орудия требовали слишком больших отливок. Такая ситуация была одной из причин непрерывного усиления превосходства меча над щитом. Что выражалось в общем снижении боевой устойчивости кораблей - они все более и более превращались в скорлупки с молотками. А это, в свою очередь, требовало перехода к количественной компенсации низкой боевой устойчивости отдельного корабля. Что было невозможно в связи с обвальным увеличением их относительной сложности.

Сложилась дурацкая ситуация - основным средством флотов являются корабли, которые органически не способны выполнять изначально основные задачи и всё хуже и хуже способны выполнять задачи хотя бы вспомогательные. Понадобилась несколько крупных войн для того, чтобы сформировался новый флот, более пригодный для новых условий. Прежние задачи решались совместными действиями сотен и тысяч легковоспроизводимых кораблей. И не только кораблей.

Наверняка, тут все читающие подумали о том, что "линкоров убили авианосцы" или что-то в этом духе. Это не так. Если не считать линкоры изначально мертворожденным решением, которое реализовалось исключительно по причине слабого давления отбора в связи с отсутствием серьёзных войн во второй половине девятнадцатого века, то можно сказать, что "линкоров убили мины и торпеды". Что же касается авианосцев, то в отношении них существует ещё одно заблуждение, мешающее понятию их настоящей сути. Заблуждение это формулируется как "авианосец это такой линкор, который стреляет самолётами". На самом деле, авианосец это элемент морской инфраструктуры базирования авиации. Нужный постольку, поскольку снижение дальности применения самолёта выгодно с точки зрения повышения полезной нагрузки и снижения времени реакции на ситуацию. Т.е. строительство глобального и неиспользующего авианосцы воздушного флота возможно, но неоправданно для решения всех задач. Но, в любом случае, самолёт является автономной боевой единицей, по отношению к которой, корабль-носитель выполняет лишь вспомогательные функции. Снаряд же без "корабля-носителя" автономностью не обладает и никаких задач решать не в состоянии.

Соответственно, рабочими лошадками индустриальной войны стали массы. Что на суше, что на море. В последнем случае это были массы транспортных кораблей, которые от масс подлодок прикрывались массами кораблей сопровождения и везли массы пехоты, танков и артиллерии дабы массово высадить их на необорудованное побережье после того как прибрежные воды будут очищены от мин массами тральщиков. И над всем этим гордо реяли массы самолётов. Тут, правда, индустриальная эпоха закончилась, но это, как в своё время и с линкорами, мало кого смутило. Линкоры в этой войне выглядят тёплым и ламповым анахронизмом. Реликтом ушедшей эпохи. Торжеством подсознательного.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Закат разума. Reloaded.

В связи с пропажей прошлой записи всё создано заново.

Прорыв в 3Д принтинге.

Часто можно слышать споры о том, развивается ли наше общество или наоборот деградирует. Кто виноват, что делать и куда смотрит Адептус Механикус. Недавно появилась прекрасная иллюстрация технической деградации современной науки и техники. Вот она:


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Это однозарядный пистолет из пластика, распечатанный на 3Д принтере и который может стрелять. Как легко можно заметить, в нём есть два чужеродных элемента - патрон и боёк ударника. Можно сходу подсказать идею усовершенствования конструкции до состояния, не требующего конечных продуктов со стороны - выкинуть патрон и ввести стволики, презаряженные черным порохом. Боёк станет не нужным, а выстрел можно будет производить запалом из фитиля.

После чего полностью насладиться чувством сильнейшего дежавю.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Мне даже немного страшно себе представить, какое время/деньги нужно вложить в исследования, посвященные самой возможности превратить эту пластиковую бомбарду в пластиковое автоматическое оружие, способное расстрелять несколько десятков патронов, распечатанных на принтере. И зачем это нужно делать, когда с одной стороны у нас уже есть всё необходимое оружие и даже самую малость сверх того, а с другой у нас есть возможность обрабатывать пластик на 3Д станке, собранном из конструктора ЛЕГО.



Не говоря уже о станках для взрослых людей.

Дополнение. Ломающие новости.

Доверчивые финны попробовали распечатать Либератор и пострелять из него. Сделали один выстрел и пистолет рассыпался.

Закат разума.

Прорыв в 3Д принтинге.

Часто можно слышать споры о том, развивается ли наше общество или наоборот деградирует. Кто виноват, что делать и куда смотрит Адептус Механикус. Недавно появилась прекрасная иллюстрация технической деградации современной науки и техники. Вот она:


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Это однозарядный пистолет из пластика, распечатанный на 3Д принтере и который может стрелять. Как легко можно заметить, в нём есть два чужеродных элемента - патрон и боёк ударника. Можно сходу подсказать идею усовершенствования конструкции до состояния, не требующего конечных продуктов со стороны - выкинуть патрон и ввести стволики, презаряженные черным порохом. Боёк станет не нужным, а выстрел можно будет производить запалом из фитиля.

После чего полностью насладиться чувством сильнейшего дежавю.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Мне даже немного страшно себе представить, какое время/деньги нужно вложить в исследования, посвященные самой возможности превратить эту пластиковую бомбарду в пластиковое автоматическое оружие, способное расстрелять несколько десятков патронов, распечатанных на принтере. И зачем это нужно делать, когда с одной стороны у нас уже есть всё необходимое оружие и даже самую малость сверх того, а с другой у нас есть возможность обрабатывать пластик на 3Д станке, собранном из конструктора ЛЕГО.



Не говоря уже о станках для взрослых людей.
За всей этой своей танковой мизантропией совсем забыл раскрыть один из обычных аргументов в мехасрачах.

"А вот если бы все эти мехатехнологии, да внедрить в танки, то они заборят всех."

С этим аргументом есть несколько проблем. Но сначала вкратце выберу некий сеттинг, в рамках которого меха, причём непременно огромная и человекоподобная, выглядит естественной. Это киберпанк. После достижения высокой степени киборгизации человека, а затем исчерпания всех резервов интенсивного развития, останется лишь один путь для увеличения возможностей отдельно взятого киборга - увеличение размеров. Вас же не удивляет исторический рост размеров судов и самолётов? Почему человекоподобная машина должна быть исключением? Да, у такого роста есть очевидные ресурсные и технические ограничения, но конкретные размеры нас сейчас и не интересуют. Просто факт - в киберпанке ОБЧР естественны.

Теперь о проблемах.

Проблема номер раз.

Танковая индустрия никогда. Подчеркиваю. Никогда не была на передовой прогресса. Первоначально лидером был флот, затем аэрокосмические и атомные дела. Ради них - да, снимали последнюю рубашку и всё такое. Ради танков - никогда. Даже больше скажу, доступ к избыточно высоким технологиям в условиях деиндустриализации благополучно похоронил саму идею массового танка. Доходило до трагикомических ситуаций, когда две супердержавы, США и СССР, покорно стояли в очереди на радиально-ковочные машины, производимые в мировом технологическом гегемоне - Австрии. И затем эти машины в штучных (буквально) количествах обеспечивали производство всех современных танковых орудий в обоих супердержавах. Вот такая вот холодная "война". Здесь лишь следует отметить, что по меркам тогдашних авиапрограмм закупки эти были дешевле грязи.

Так что даже не вдаваясь в подробности зачем танкам нужны все эти руки и ноги с мех, замечу, что отсутствие, ограничение или просто задержка доступа танковой промышленности к хай-теку - норма жизни. Особенно в условиях неприоритетности.

Проблема номер два.

С чего вообще танки должны иметь высокий приоритет в условиях развитого киберпанка? В подавляющем большинстве случаев это сверхурабанизированный сеттинг. Человейники, города-улья и прочие гиперструктуры. За их границей часто располагается необитаемая пустыня в самом прямом значение этого слова. В запущенных случаях - вообще вакуум. Такое наследие крестьянской колонизации как ценность территории здесь просто отсутствует. Природные или ограниченно антропогенные ландшафты - тоже. Как и люди киборгизированны по самое небалуйся, так и среда их обитания оптимизирована под них же. Киборгогенный ландшафт. Танкодоступная местность просто отсутствует, как и понятие "оперативный простор". Зато розетки на каждом углу. Вне данной среды обитания не работают сдерживающие ограничения на разрушение среды обитания и потому боестолкновения неких масс войск чисто ситуативны и ближе к десантированию и вертикальному охвату.

Отсюда и следует неприоритетность танков - они для другой среды.

Проблема номер три.

Из техов, которые предлагается отобрать у мехов и налепить на танки очень часто лидируют даже не ядерные батарейки, а защита.

Если отвлечься от стратегических идей Фуллера, то у него есть одна, очень простая и важная мысль, имеющая отношение к технике. Меч всегда победит щит. В связи с чем он предлагал ограничить защиту танков только ОМП. Не в том смысле о котором вы подумали, а просто от наиболее массовых средств поражения на поле боя. Это создало парадокс Фуллера, когда несмотря на верность данного подхода, все страны упорно шли по пути реакционно-эволюционного развития средств поражения и защиты. Пушка побольше - броня потолще - пушка ещё больше - броня ещё толще и т.д. На мой взгляд, окончательную точку во всём этом маразме поставила миниатюризация ядерных зарядов вплоть до размеров, пригодных для использования в лёгких полевых артиллерийских и ракетных системах. Мало того, что такой заряд гарантированно уничтожал любой из когда-либо выпущенных танков, но он также был способен выводить из строя целые танковые подразделения. Всё последующее развитие танков носило иррационально-инерционную природу. Обе стороны панически боялись атомной войны и были озабочены исключительно сохранением лица, а не эффективностью уничожения противника. Ну и освоение народных денег конечно. Куда же без этого.

Если посмотреть основные меха произведения*, то можно обнаружить там полнейший триумф идей фуллеризма. Мехи, в случае массированного применения, обычно мрут целыми стадами, роями и стаями. Налицо полное превосходство средств нападения над защитой. Последняя представлена в основном манёвром и активными средствами, наилучшим из которых является уничтожение противника до того, как он уничтожит тебя. Все защитные сверхтехнологии, поля и прочая магия обычно контрится в рамках одного боя или их сравнительно короткой серии. Поединок между уникальными мехами зачастую может быть решён одним удачным ударом.

Возникает закономерный вопрос - ну и зачем танкам вся эта броня с мех? Что они будут с ней делать?

Тут впору вспомнить американский опыт применения танков во ВМВ. Когда они, на своих пробиваемых любым немецким чихом, тарантасах, с удивлением обнаружили, что это они двигаются по направлению к Берлину, а не немцы по направлению к Вашингтону. И всего-то пришлось научиться не сливаться в рашах по центру и устраивать засады, как настоящие подкустовые крысы-читоры. Попутно сливая расово превосходящий арийский металл в борта и корму ускоренными темпами. К счастью для американцев и несчастью для немцев, сорокапятипроцентные олени уже не могли выйти из ангара, а танков и экипажей у американцев оказалось больше. Сделав определённые выводы, последние вплоть до Абрамса наивысшим приоритетом в танкостроении имели массовость, что выражалось в учёте возможностей массы коммерческих фирм, которые должны были заниматься производством танков в случае войны и отказе от тех технологий, которые там не могли быть воспроизведены. В частности, литой брони с керамическим наполнителем. И тут мы снова возвращаемся к проблеме №1.


Выводы: возражение о применение технологий мехастроения в танкостроении лишено смысла потому как: а) не по сеньке шапка, б) танки не нужны и в) прямите руки.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

___________
* - не путать с дешёвыми американскими подделками, вроде Батлтеха.

Tags: