33samurai (33samurai) wrote,
33samurai
33samurai

Анимационный сюрреализм как зеркало менталитета.

Приходилось встречать мнение, что интерес к аниме равнозначен интересу к Японии. Не скажу за остальных, но в моём случае периоды интереса к данным вещам пересеклись лишь однажды - в случае "Йокогамы". При этом, интерес был скорее из области топографии. Тем не менее, следует заметить, что наличие определённого социо-культурного багажа знаний о Японии делает просмотр аниме более интересным. Причём в самых неожиданных ситуациях. Ниже я сделаю разбор пару эпизодов из вещей, которые сложно заподозрить в каком-либо сложном социальном контексте. Это самые обычные школьные гаремники.

1. Haganai NEXT.

Католическая школа. В ней есть клуб, в котором и обосновался наш гарем. Клуб хотят закрыть.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

После недолгой перепалки, простая девочка Сена предлагает компромиссное решение, разрешающее существование клуба в рамках школьных правил.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Само его содержание не особо важно, главное то, что оно является компромиссом, учитывающим интересы представителя совета учащихся. Пара телефонных звонков папе данной простой девочки, который по счастливой случайности является директором школы, и всё ОК. К сожалению, представительнице совета происходящее не нравится и тут начинается интересное.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Приведу монолог (почти) полностью.

Let me make one thing clear.

Even if the student council had filed to disband our club, I could just destroy it.

Be grateful that I chose to get us a moderator instead of just shattering your reputation.

This club is mine.

If you keep barking in my garden any longer, I will crush you like a bug.

Do you want me to get you expelled?

You're free to believe I can't.

Представительница совета ретируется с поля боя.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Реакция независимой стороны.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

В этой реакции есть один очень важный нюанс. Да, семья простой девочки Сены конечно же богата. Но дело не в этом. Дело вот в этом.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Это нужно понимать буквально. Семья не богатая. Она - знатная. Поэтому и только поэтому она и может устанавливать правила.

А для лучшего понимая разницы между богатыми и знатными семействами требуется небольшой дополнительный материал.

Takahashi Korekiyo

Takahashi was born in Edo (modern-day Tokyo), while Japan was still under the Tokugawa shogunate. He was the illegitimate son of a court painter in residence at Edo Castle, and adopted as the son of Takahashi Kakuji, a low-ranking ashigaru samurai in the service of the Date daimyo of Sendai Domain. He studied English language and American culture in a private school run by the missionary James Hepburn (the forerunner of Meiji Gakuin University), and went abroad with a son of Katsu Kaishū to study in London. Arriving in England in 1866, he found employment as a manservant. In 1867, he moved from England to Oakland, California in the United States, and found employment as a menial laborer.

After his return to Japan in 1868, Takahashi taught English conversation, and later became the first master of the Kyōritsu Gakkō high school in Tokyo, (currently Kaisei High School) and at the same time worked as a low-ranking governmental bureaucrat in the Ministry of Education, later the Ministry of Agriculture and Commerce. He was appointed as the first chief of the Bureau of Patents which was a department of the Ministry of Agriculture and Commerce, and helped organized the patent system in Japan. At one point, he resigned his government positions and went to Peru to start an enterprise but failed.
Takahashi became an employee of the Bank of Japan in 1892, and his talents were soon recognized, as he rose to become vice-president in 1898.
For his success in raising the foreign loans critical to the Japanese government during and after the Russo-Japanese War of 1904-1905, he was appointed to the House of Peers of the Diet of Japan in 1905.
Takahashi was named president of the Yokohama Specie Bank in 1906. He was made a baron (danshaku) under the kazoku peerage system in 1907.
Takahashi was Governor of the Bank of Japan from June 1, 1911 through February 20, 1913.
...
Viscount Takahashi Korekiyo (高橋 是清?, 27 July 1854 – 26 February 1936) was a Japanese politician and the 20th Prime Minister of Japan from 13 November 1921 to 12 June 1922

Или вот ещё

Yamamoto Tatsuo

Yamamoto was born in Usuki Ōita Prefecture. He was the younger son of a samurai family of Usuki Domain. After the Meiji restoration, at the age of 19 he moved to Osaka, and at the age of 22 to Tokyo, where he studied at a school run by the Mitsubishi company.

Yamamoto's first employment was as a teacher at the Osaka University of Commerce. At 26, he was appointed its principal.

Бла-бла-бла... Президент Банка Японии, Палата Лордов, Министр Финансов, Министр сельского хозяйства и коммерции.

Go, Seinosuke

Son of Junzo Go, a vassal of the shogun and later danshaku (baron). He studied at the Tokyo English School, Kyoritsugakusha, Sendai Chugakko, Doshisha-Eigakko (Doshisha English School) and Tokyo University. After studying in Germany in 1884, he entered the business world and got involved in the liquidation and reconstruction of Nihon Unyu, Iriyama Saitan, Nihon Meriyasu (Nippon Knitted Goods Manufacturing Co.) and Oji Paper. He served as the president of the Tokyo Stock Exchange and established his status in the business world. He served a number of important posts such as the president of Tokyo Electric Light Company, president of Tokyo Chamber of Commerce and Industry, president of Japan Economic Federation, executive director of the Industry Club of Japan, president of National Confederation of Industrial Associations of Japan, president of Nihon Boeki Shinko Kyogikai (Japan Trade Promotion Council) and Nippon Keizai Dantai Renmei (Japanese League of Economic Organizations), and became the leader of the business world. He was selected as a member of the House of Peers in 1911. He was awarded the title of danshaku (baron).

Данные фамилии я выбрал случайным образом из представителей Temporary Investigation Comittee on Fiscal Policy and the Economy - длинное название, но очень простая цель: ознакомление представителей дзайбацу с генеральной линией партии. Которая и устанавливала правила. Последний из списка интересен ещё и тем, что был организатором Banchokai, это такой минигейделбергский клуб по японски в рамках которого линия партии доносилась до обывателей в лице небольшого, сравнительно с дзайбацу, бизнеса. Например до одной из крупнейшей японских газет, позднее создавшей крупнейший медиаконгломерат, который в данный момент, помимо всего прочего, владеет эксклюзивными правами на трансляцию продукции некоего Хаяо Миядзаки. Жаль не Хисаши Сайто, директора этого самого Haganai, с которого начался этот разговор и про который все уже наверное забыли.

Потому самое время вернутся к нашей простой девочке Сене и осознать из сколь непростой семьи, входящей в узкий круг устанавливающих правила, она происходит. Для ещё более полного осознания следует понимать, что вопрос отношения с католицизмом для японского истеблишмента всегда являлся вопросом большой политики и шел самую малость перед вопросами экономики. Поэтому её папа это не какой-то там low-ranking samurai, а очень даже high-ranking, возможно даже даймё небольшого калибра, из проверенных товарищей, которым можно доверить столь тонкое дело.

Согласитесь, теперь история выглядит совсем иначе. В том числе и заочная помолвка Сены и Кодаки (главный герой), что автоматом означает столь же непростое происхождение последнего. Сразу же находится объяснение дистанцирование обоих от всех прочих учеников. Йозора превращается во всамделишную Золушку японского образца. Да и с Рикой, которой уже уготовано тёплое место в дзайбацу, где испокон веков занимаются охотой на такие вот кадры, тоже всё понятнее. И всё это без единого прямого упоминания, чисто из контекста. Ну и заодно вы теперь знаете, что "загадочный и могущественный директор учебного заведения" это не шаблон школьного аниме, а социальная действительность. Сегодня ты бегаешь по коридорам, а завтра ты оказываешься на ковре у будущего премьер-министра. А начиналось всё с обычного школьного гаремника.



Ну и чисто для баланса следует привести следующий эпизод в котором мы и познакомимся с представительницами богатой семьи.

2. Oreshura.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Лоля (слева), приходящаяся сестрой одной из участниц гарема, приехала в школу покачать права и вернуть эту самую сестру в лоно семьи. Главного героя её поведение малость утомило.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Думаете, после такого обращения лоля стала звонить папе, а потом произнесла тираду о том, что главному герою следует знать своё место? Нет, ей пришлось прибегнуть к чужой помощи.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Что не возымело ровным счётом никакого эффекта. ОЯШ, сначала обозвавший лолю, извиняюсь, сукой, требует от неё извинений за то, что она посмеялась над текстом дневника одной из представительниц гарема данного ОЯШа.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Развитие ситуации в том же духе. У лоли наконец сдают нервы и она приказывает своему бодигарду атаковать (до этого он только прикрывал бедную хозяйку от разбушевавшегося ОЯШа). Но небольшой сеанс женского визга останавливает его на дальних подступах к школьнику.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

О, да! Наконец-то вспомнили Папу, на которого оказалось плевать не только школьникам, но и родной дочери. Кроме того, бодигард обращает внимание на то, что визг привлёк внимание всей школы и пора бы уехать. Но не тут-то было.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Сестра пользуется моментом и давит авторитетом, который оказывается выше отцовского.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Да, правильно, приехавшая на большой красивой машине лоля, семья которой живёт в Швеции, которую публично оскорбили и едва не избили, теперь извиняется и уезжает. Brilliant.

Что ты хочешь от карамельно-розового гаремника, скажите вы? Хардкорного соц. реализма, отвечу я вам. Ситуация здесь весьма проста. Лолин бодигард это архетипичный якудза. Папа проживает в Швеции. Это такая страна, которая типа европейская и это типа престижно в глазах полных лохов, но которая обладает околонулевым статусом в глазах простых японских семей, вроде той, о которой шла речь в прошлом эпизоде. Там, где низкоранговые самураи руководят крупнейшими корпорациями.

Якудзы это социальное дно Японии. Им много позволено - набивать татуировки, резать себе пальцы, ходить строем, бриться налысо и носить чёрные очки. Что им непозволено, так это устраивать общественные беспорядки. И не потому, что простым самурайским семьям жалко простые крестьянские семьи, а потому, что общественное насилие это безусловная монополия самураев. И нарушивший её рискует отнюдь не пальцами. Поэтому там где Сена заявляет, что шутки кончились и она говорит не как ученица школы, а как представительница сословия, устанавливающего правила, то этого оказывается достаточно для исчерпания инцидента. А представительнице социального дна никакие деньги не могут купить авторитета в глазах крестьян, находящихся в людном и хорошо освещённом публичном месте. Для завершенности тут не хватает прибытия полицейского, суть представителя самурайской организации и которому все бы долго и путано объясняли, что на самом деле они ничего такого в виду не имели и, вообще, "не убивайте нас дяденька, пожалуйста, мы так больше не будем".

А вы говорите, "тупые гаремники".



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments