33samurai (33samurai) wrote,
33samurai
33samurai

  • Mood:

Я люблю линкоры.

И когда этот кризис будет позад... Извиняюсь, не та речь.

Ну так вот, хотелось бы немного поговорить о линкорах, обществе и технике.

К середине 19-го века, ключевая роль основных боевых кораблей флота сводилась к ближней блокаде портов, плавно переходящей в осаду и штурм. Крейсерская война это война собаки за сено и успехи в ней плохо транслируются в успех войны большой. Поэтому апофеозом действий флота было окружить порт, войти в него, утопить всё, что плавает, заткнуть всех несогласных на берегу, чем обеспечить высадку десанта и его последующее снабжение. Да, топить корабли противника в открытом море может и проще, но всего последующего это не отменяет. Поэтому флотоводцы шли в порты и побеждали.

Начало индустриализации поначалу мало что изменило - первые бои броненосных кораблей проходили именно по таким сценариям. Конечно, положение несколько осложнялось тем, что никто не понимал, что собственно происходит и какие нужны корабли для выполнения указанных задач. Но тут англичанам надоел весь этот бардак и они решили его возглавить, начав производство однообразных кораблей. На стороне Англии было подавляющее промышленное превосходство над всеми своими потенциальными противниками, поэтому там, не мудрствуя лукаво, решили просто сделать большие, хорошие корабли. Которые по огневой мощи и защите не уступал бы лучшим кораблям береговой обороны, а по автономности превосходил их. И сделали их. И сделали их много. Хорошо быть здоровым и богатым.

Что англичане не учли, так это реалий технического прогресса. Первой такой реалией был рост точности обработки изделий, который привёл к возможности организации поточной сборки из взаимозаменямых деталей. Применительно к морскому делу это означало возможность массового производства минно-торпедного вооружения. Действительно массового. Что означало возможность воспрещения действий крупных кораблей в прибрежных районах. Нельзя сказать, что этого никто не понимал. Понимали. Сущность кризиса заключалась в необходимости ведения наступательных действий. Да, можно наглухо закрыть свои порты, но для выигрыша войны требуется раскупорить порты противника. Сущность конфликта сторонников малого и большого флотов именно отсюда и проистекала. Горячие головы "молодой школы" собирались решать все проблемы средствами, малопригодными для наступления, на что им справедливо указывали сторонники обычного флота. Политикам это вообще было малоинтересно и гонка вооружений шла своим чередом. По мере её разрастания, строительство линкоров начало принимать рекурсивный характер - линкоры строились для борьбы с другими линкорами.

И тут нужно вспомнить о второй реалии технического прогресса - он развивался от малых масштабов к большим. Проще пояснить это на примере. На границе 19-го и 20-го веков началось производство электростали, обладавшей преимуществами перед сталью, производимой другими способами. Но был нюанс, емкость электропечей была сравнительно небольшой и если создание отливок, пригодных для изготовления моноблочных стволов пушек умеренны калибров или, скажем, снарядов, проблем не составляло, то крупные бронеплиты и орудия требовали слишком больших отливок. Такая ситуация была одной из причин непрерывного усиления превосходства меча над щитом. Что выражалось в общем снижении боевой устойчивости кораблей - они все более и более превращались в скорлупки с молотками. А это, в свою очередь, требовало перехода к количественной компенсации низкой боевой устойчивости отдельного корабля. Что было невозможно в связи с обвальным увеличением их относительной сложности.

Сложилась дурацкая ситуация - основным средством флотов являются корабли, которые органически не способны выполнять изначально основные задачи и всё хуже и хуже способны выполнять задачи хотя бы вспомогательные. Понадобилась несколько крупных войн для того, чтобы сформировался новый флот, более пригодный для новых условий. Прежние задачи решались совместными действиями сотен и тысяч легковоспроизводимых кораблей. И не только кораблей.

Наверняка, тут все читающие подумали о том, что "линкоров убили авианосцы" или что-то в этом духе. Это не так. Если не считать линкоры изначально мертворожденным решением, которое реализовалось исключительно по причине слабого давления отбора в связи с отсутствием серьёзных войн во второй половине девятнадцатого века, то можно сказать, что "линкоров убили мины и торпеды". Что же касается авианосцев, то в отношении них существует ещё одно заблуждение, мешающее понятию их настоящей сути. Заблуждение это формулируется как "авианосец это такой линкор, который стреляет самолётами". На самом деле, авианосец это элемент морской инфраструктуры базирования авиации. Нужный постольку, поскольку снижение дальности применения самолёта выгодно с точки зрения повышения полезной нагрузки и снижения времени реакции на ситуацию. Т.е. строительство глобального и неиспользующего авианосцы воздушного флота возможно, но неоправданно для решения всех задач. Но, в любом случае, самолёт является автономной боевой единицей, по отношению к которой, корабль-носитель выполняет лишь вспомогательные функции. Снаряд же без "корабля-носителя" автономностью не обладает и никаких задач решать не в состоянии.

Соответственно, рабочими лошадками индустриальной войны стали массы. Что на суше, что на море. В последнем случае это были массы транспортных кораблей, которые от масс подлодок прикрывались массами кораблей сопровождения и везли массы пехоты, танков и артиллерии дабы массово высадить их на необорудованное побережье после того как прибрежные воды будут очищены от мин массами тральщиков. И над всем этим гордо реяли массы самолётов. Тут, правда, индустриальная эпоха закончилась, но это, как в своё время и с линкорами, мало кого смутило. Линкоры в этой войне выглядят тёплым и ламповым анахронизмом. Реликтом ушедшей эпохи. Торжеством подсознательного.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Tags: modern_war, navy
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments