33samurai (33samurai) wrote,
33samurai
33samurai

  • Mood:

Оттого, что в кузнице не было гвоздя.

1202248284_01.jpg

Если ограничиться рамками флотофильского рунета, то в том, что касается мифотворчества, ничто не сможет сравниться с Цусимой. Само-собой, данные мифы вызваны к жизни не сложностью вопроса, а последствиями события. Даже появился термин "Цусимский синдром". Но это уже представляет интерес скорее для психоаналитиков. В отношении же реальных механизмов событий практически всё уже было сказано век назад. Но, судя по непрекращающемуся воспроизводству мифов, от повторения хуже не станет.

Данная тема будет состоять преимущественно из цитат, а я ограничусь лишь минимально необходимыми пояснениями.

[Ещё одна стена текста. И опять ни слова про Украину.]Прежде всего следует помнить, что цусимское сражение было артиллерийским. Торпеды были использованы лишь в фазе преследования и потому не могут считаться решающим фактором. В связи с чем, имеет смысл сконцетрировать внимание именно на вопросах артиллерии и обратить внимание на понимание ситуации самим командующим 2-ой Тихоокеанской Эскадрой.

Приказ № 29 от 10 января 1905 года.

"Если Бог благословит встречей с неприятелем в бою, то надо беречь боевые запасы - не бросать их без толку.
Сигналом будет указан номер неприятельского корабля, по счету от головного в кильватере или от правого фланга во фронте. На этом номере следует сосредотачивать по возможности огонь всего отряда.
Если сигнала не будет, то, следуя флагманскому кораблю, сосредотачивается огонь, по возможности, на головном или на флагманском корабле неприятеля.
Сигналом же может быть намечен и слабый корабль, чтобы легче достигнуть результата и произвести замешательство.
Так например при сближении встречными курсами и после сосредоточения огня на головном может быть указан номер на который должно быть направлено действие всей артиллерией первого (головного) отряда эскадры, тогда как второму отряду предоставлено будет продолжать действовать по первоначально избранной цели.
Во всех случаях, если расстояние более 30 кабельтов, не следует открывать огонь всем вдруг: так нельзя пристреляться, нельзя отличать где падают снаряды.
Пусть начинает пристрелку на большие дистанции всегда головной на встречных курсах и концевой на курсах, направленных в одну сторону, если они ближе к неприятелю, но пусть не медлят показать расстояние и отклонение целика 6" орудий, как скоро начнет класть близко снаряды.
Исходя из показанных данных, прочие корабли эскадры получат возможность стрелять более правильно и более осмысленно, чем если б все сразу начали бросать снаряды.
Показать следует одновременно и флажным сигналом и по семафору.
Семафорные сигналы должны быть передаваемы по линии без малейшего промедления."
_________

Невооруженным глазом заметно, что приказ написан с полным пониманием сути дела, что и не удивительно, ведь Рожественский как раз и был профессиональным артиллеристом. Но именно в этом приказе присутствует тот гвоздь, отсутствие которого решило если и не всё, то очень многое. Отлично понимая проблемы, возникающие при концетрации огня нескольких кораблей по одной цели, Рожественский не сделал ничего для предотвращения самой ситуации или, как минимум, не дал инструкций на случай её возникновения. Как обычно это бывает, несовершенство приказа попало в богатую почву - слабоподготовленные и необстрелянные команды.
_________

Приказ №170
Индийский океан, 21 марта 1905 года.

"Прошу Гг Судовых Командиров ежедневно повторять наставления офицерам и комендорам о необходимости крайне осмотрительного и толкового расходования боевых запасов при встрече с неприятелем.
Прошу разъяснять им, что бестолковое бросание дождя недолетающих и перелетающих снарядов только веселит противника и служит ему наглядным поучением, как не надо стрелять; а потому чем более несдержанно, чем более необдуманно мы стреляем, тем большим поражением повергаем самих себя.
Прошу ежедневно внушать офицерам и комендорам, что заряжать надо быстро, а наводить очень тщательно. Пусть помнят однако, что самая тонкая и самая тщательная наводка бессмысленна, если установка прицела не верна: каждый комендор должен знать, куда легли снаряды последних выстрелов из соседних орудий и ждать соответствующей поправки прицела.
Прошу прочитать этот приказ в присутствии офицеров и комендоров, но не ограничиваться этим чтением, а неприменно ежедневно собирать их для подтверждения требования и для разъяснения важности неторопливой и осмысленной стрельбы."
________

Прекрасные, ценнейшие мысли, у которых есть одна существенная проблема - в условиях психологического стресса, у впервые попавших под обстрел комендоров, мгновенно улетучивается вся рассудочная деятельность и они начинают лупить по супостату, забыв о приказах. Мандраж офицеров тоже никуда не исчезает.
________

Приказ №192
Бухта Камранг, от 5 апреля 1905 года.

"Боевой опыт указал, что сигнальные фалы рвутся очень легко и обыкновенно в начале сражения.
Ручной семафор остается единственным средством сигнализации.
Семафорное дело на эскадре очень дурно.
Поэтому для эволюционных сигналов в бою предлагаю немедленно завести легкие черные доски или железные листы размерами 5 фут на 4 фута.
Доски эти или листы иметь одну на переднем мостике, обращенную к переднему мателоту, другую на заднем, обращенную к заднему. При досках должно иметь мел для надписей и губки для стирания оных.
На досках будут писать простейшие эволюционные сигналы так:
(4 П) Повернуть всем вдруг на 4R вправо.
(Л 4) Повернуть всем вдруг на 4R влево.
(8 П) Повернуть всем вдруг на 8R вправо.
(Л 8) Повернуть всем вдруг на 8R влево.
Соответственно () или () будут обозначать: повернуть всем вдруг на 2; на 3; на 5; на 6 румбов вправо или влево.
Но всегда надписи будут делаться так, чтобы буква П стояла вправо от цифры, а буква Л влево, чтобы одна не могла быть принята за другую.
Когда на Флагманском или головном корабле доска будет опущена или иным способом спрятана - это будет означать спуск сигнала и момент начала маневра.
Одновременно должны быть убираемы все доски на кораблях линии, причем между передними и задними досками корабля для одновременной их уборки должен быть сильный рупор, слышимый во время стрельбы или иное надежное средство сообщения.
Завтра 6-го апреля предлагается испытать употребление этих досок."
________

"Семафорное дело на эскадре очень дурно" - пожалуй это всё, что нужно было сказать об идее передачи параметров стрельбы с помощью семафоров.
________

Приказ №237
Китайское море, апреля 27-го дня 1905 года.

"Сличение дальномеров, произведенное сегодня после полудня по крейсеру "Урал", приближавшемуся к эскадре со скоростью десять узлов, дало следующие результаты:
Броненосец "Князь Суворов" в 12 час. 50 мин. показал 95 каб., в 1 ч. 5 м. - 69 каб., что дало скорость "Урала" 10,4 уз.
Броненосец "Император Александр III" в 12 час. 50 мин. показал 100 каб., в 1 час. 5 мин. - 67 каб., что дало скорость "Урала" 13,2 уз.
Броненосец "Бородино" в 12 час. 50 мин. показал 88 каб., в 1 час. 5 мин. - 70 каб., что дало скорость "Урала" 15,2 уз.
Броненосец "Орел" в 12 час. 50 мин. показал 100 каб., в 1 час 5 мин. - 56 каб., что дало скорость "Урала" 17,6 уз.
Броненосец "Ослябя" в 12 час. 50 мин. показал 86 каб., в 1 час. 5 мин. - 65 каб., что дало скорость "Урала" 8,8 уз.
Броненосец "Сисой Великий" в 12 час. 50 мин. показал 98 каб., в 1 час. 5 мин. - 68 каб., что дало скорость "Урала" 12 уз.
Броненосец "Наварин" в 12 час. 50 мин. показал 110 каб., в 1 час 5 мин. - 78 каб., что дало скорость "Урала" 12,8 уз.
Крейсер I ранга "Адмирал Нахимов" в 12 час. 50 мин. показал 100 каб., в 1 час 5 мин. - 85 каб., что дало скорость "Урала" 6 уз.
Из приведенных данных и из всех прочих показаний видно, что кроме, броненосцев "Князь Суворов" и "Сисой Великий", на судах эскадры накануне боя дальномерное дело находится в крайнем небрежении. Особенно выделились неисправностью инструментов и неумением пользоваться ими "Орел", "Адмирал Нахимов" и "Бородино".
Прошу Командиров судов и ведающих делом офицеров опомниться и воспользоваться оставшимися часами для водворения порядка."
________

В предыдущем тексте я указывал на проблемы, возникающие со стрельбой в условиях быстро меняющейся дистанции. Тут они показаны наглядно. Оценки скорости цели плавают в два раза. Что самое ужасное, наихудшие показатели у современнейших кораблей. "Адмирал Нахимов" малоинтересен.
________


Теперь, поняв замысел, следует посмотреть на исполнение. Обратимся к показаниям офицеров.

Показания флагманского минного офицера лейтенанта Леонтьева.

suvorov1.jpg

suvorov2.jpg

Флагман полностью утратил связь с эскадрой в самом начале боя. Телеграфы, семафоры, флаги - всё. Если бы у него и была какая-то ценная информация о параметрах стрельбы, то передать он её не мог. Единственное, что получилось сделать - выдать номер цели.

Также, из показаний Флаг-Капитана Клапье-де-Колонга.

1 час 50 мин. Сделан первый выстрел с «Суворова» из левой 6" носовой башни на 32 каб. — по головному кораблю неприятеля, слева по носу на 4 румба, после чего наши суда открыли огонь.
2 часа пополудни. Повернули на два румба вправо — расстояние до головного японского 28 каб., по которому был сосредоточен по возможности огонь нашего I броненосного отряда. Казалось, что неприятель сосредоточил огонь на «Суворов» и «Ослябя».
После двух - трех недолетов и перелетов неприятель пристрелялся и быстрые, в большом числе, одно за другим, попадания, сосредоточились в носу и у боевой рубки «Суворова». Главным образом замечены снаряды крупных калибров, фугасные, дававшие при разрыве, очень много мелких осколков, громадное (все зажигающее) пламя и дым, иногда черный, иногда ярко желтый.
2 часа 11 мин. Ранило в боевой рубке — судового старшего артиллерийского офицера лейтенанта Владимирского — стоявшего у левого дальномера; он ушел на перевязку; дальномер Барра и Струда разбило, его заменили правым, и у него стал полковник К. Мор. Ар. Берсенев.
Не прошло и минуты, как осколком в голову убило полковника Берсенева; его заменил у дальномера нижний чин, дальномерщик.
2 часа 18 мин. В боевой рубке сбило 2-й и последний дальномер Барра и Струда.

28 минут и даже передавать уже было нечего. Корабль перестал существовать как эффективная артиллерийская платформа. Всё, что он мог делать с этого момента - принимать японские снаряды.

Показания старшего артиллерийского офицера "Орла" лейтенанта Шамшева.

orel2.jpg

orel1.jpg

Вот оно. Сам флагман пристрелялся и открыл огонь на поражение. Но для всех прочих кораблей возможности пристрелки были тем хуже, чем дальше они были от цели. В довершении всего, цель ещё и активно перемещалась по отношению к русским кораблям, что делало необходимость поправок обязательной, но крайне затруднительной в сложившихся условиях. Через некоторое время огонь был перенесён на другую цель, но затем уже и управление огнём на самом броненосце было нарушено.

orel3.jpg

Снова о том же, но видно, что огонь японцев не ограничивался одним-единственным флагманским кораблём отряда.

orel4.jpg

Первый выстрел "Суворовым" был произведён в 1 ч. 49 мин. "Орёл" вступил в дело немногим позднее, но уже спустя где-то час после начала боя старший артиллерист на замыкающем корабле первого отряда получает множественные ранения. Если вы умудрились прочесть текст про "Дредноут", то должны примерно представлять, задачи какой сложности решает подобный офицер. Как вы понимаете, ранения не способствуют эффективности в данном вопросе.

Показания младшего артиллерийского офицера "Орла" лейтенанта Рюмина.

orel5.jpg

Но дело не свелось к одному лишь старшему офицеру - один из двух младших, как раз и отвечавший за пристрелку, также был ранен и контужен спустя час после начала боя. Второй младший арт. офицер показаний не оставил в силу своей смерти.

orel6.jpg

И менее чем через час после начала боя корабль лишился дальномеров. Насколько хорошо могли определять дистанцию до противника его раненые и контуженные офицеры, которые находили под обстрелом - попробуйте догадаться.

orel7.jpg

Но даже при уцелевших дальномерах, централизованное управление огнём было нарушено в самом начале боя.

Ещё раз напомню, что речь идёт о концевом корабле первого отряда из четырёх самых современных кораблей. Спустя час после начала боя, флагманский "Суворов", вместе со своими элитными артиллеристами, потерял управление и вышел из строя, "Александр III" горел так, что мешал стрелять всем следующим за ним, об изначальном уровне артиллеристов "Бородино" и "Орла" говорят данные с дальномерных учений, но даже не смотря на это, всё управление огнём на последнем нарушено по причине ранений артиллерийских офицеров, а также выходе из строя дальномеров и приборов управления огнём. Хотя корабль даже и не подвергался концетрированному огню вплоть до самого конца боя. С учётом того, что за этот же час на дно отправился и флагман второго отряда - "Ослябя", получается удивительная вещь - с точки зрения прошедшего времени, сражение только началось, но с точки зрения артиллерийской дуэли оно уже закончилось. Все современные корабли эскадры утратили наступательные возможности и могли только лишь продолжать принимать снаряды.

Можно посмотреть на это с другой стороны.

Концетрированный огонь по "Микасе" длился примерно пятнадцать минут - количество попаданий в неё за это время больше чем за все остальные часы боя. После чего японский флагман и следующие за ним броненосцы заняли слабопростреливаемую позицию в голове русской колонны и начали методичный расстрел её головных кораблей. Русские же корабли перенесли огонь на более удобные цели - в следующие минут сорок, оказавшиеся против русских броненосцев японские броненосные крейсера наполучали большое число снарядов. Но затем эффективность русского огня катастрофически падает и в оставшиеся два часа боя (чистое время огневого контакта) они добиваются примерно такого же числа попаданий, как в первые пятнадцать минут. То есть отлично видно, что всё было решено в первый час, а всё прочее было весьма односторонним процессом добивания.

Вернёмся теперь в начало. В чём именно заключалась ошибка Рожественского? В том, что отлично понимая сложности организации концетрированного огня всей эскадрой по одной цели и зная, что дело предстоит иметь против более подвижного противника, он не сделал ничего, чтобы нивелировать неизбежные сложности. Как результат, в первые, и очень важные, пятнадцать минут, большая часть русских кораблей стреляла в молоко в полном соответствии с представлениями самого Рожественского. Наиболее вероятно, что основная масса попаданий по "Микасе" в это время - дело рук артиллеристов "Суворова" и "Александра III", успевших пристреляться до того, как всё смешалось. Затем, "естественным путём" огонь был перенесён на более удобные цели, но утратил концетрацию. Хуже того, основные японские корабли фактически вообще перестали подвергаться огневому воздействию и действовали как на учениях. Как результат - полная дезорганизация русской артиллерии к концу первой фазы боя.

Можно ли сказать, что у японцев дело было организовано лучше? В каком-то смысле - да, лучше. Но не в последнюю очередь это было связано с обстрелянностью японских команд, для которых приказ Того об экономии снарядов стал не пустым звуком и они действительно стреляли только наверняка, не стесняясь переносить огонь на другие цели, в случае если основная скрывалась за дымом и всплесками - всё это заметно по очень скромному расходу снарядов и выгодно отличается от сражения в Жёлтом море. Сам по себе приказ также подразумевал концетрацию огня по двум флагманам - "Суворову" и "Ослябе", что упростило задачу прицельной стрельбы большого числа кораблей, сходу ополовинивая число желающих пострелять по одной цели. Также сыграло свою роль четкое отнесение среднего калибра ко вспомогательному в смысле приоритетов в ведении огня - стрельбой из 6" пушек старались не мешать главному калибру. Но вот что касается обучения японских наводчиков по секретным техникам цакута-дзэн и тому подобном вещам, то всё это можно рассматривать только в качестве наработок для аниме. Японцы воевали на английских кораблях, с английскими пушками и по английским методикам стрельбы.

Тут неизбежно следует вопрос о матчасти - снаряды, броня, проекты кораблей. Вся эта занимательная матчасть оказалась глубоко вторичным фактором и не заслуживает особого рассмотрения кроме как в рамках истории инженерного дела.

В завершении следует отметить, что всё Цусимское сражение само по себе также послужило знатным "гвоздём", проблемы с которым имели очень далеко идущие последствия. Само-собой, всё это выходит за рамки данного текста.
Tags: navy
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments